?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Свирель

Написано для Заповедника сказок.
http://zapovednik-2005.livejournal.com/202087.html


сказок

"Рано ты сдался и крылья отрезал. Есть в  этой жизни еще
Сказочный  лес,  сапоги из железа, ведьмы  коварной  расчет.
Сказку  предать невозможно по сути, сказка – лишь винтик игры.
Взрослыми жизнь иллюзорная крутит, дети – вращают миры".

Сегодня Смотритель  имеет  облик  Белого Бультерьера.
Хотя… Пес его знает, тот ли это  служитель Перекрестка, что  факсовал меня  в прошлый раз  на Готику.  Иногда мне кажется, что  Смотритель –  существо-улей.  В нем кипят и плавятся  сущности,  выпуская на  поверхность  то  ослепительно прекрасную русалку,  от которой  становится тесно в  штанах, то  кипящий горшочек  с  неизвестным  варевом,  то  скрежещущего в сочленениях робота, который, того и гляди, рассыплется на  сотню ржавых деталек.
- Привет, Сказочник, - меланхолично  зевает  Бультерьер,  демонстрируя  отменно  белые и острые зубы, и  ложится  на бок.
- Здравствуй, Смотритель, - отвечаю я с безопасного расстояния.  Ходокам-сказочникам нелегко дается  их  мягкий  хлеб. Иногда  они не возвращаются. Может быть, их затягивает  другой Мир. Может быть… Но я  слишком  осторожен, потому что планирую  жить и просыпаться в своей постели долго.

- Как тебе Готика? – интересуется  Бультерьер.
- Мрачновата. Похожа на Москву  22-го века.  Шеф-Корректор  заметил мне, что я старею.
- Не намекнул на пенсию? – хохотнул Пес.
- Намекнул, что пора оправдывать  звание Сказочника-Демиурга.
- Готику  строил  великий  Потс. А  дальнейшие  модернизации и улучшения от Кинга и Лавкрафта  только  все испортили, по моему мнению.
- Не скажи, - возражаю я, вспоминая с холодком  ужаса  Зверя  у озера  сюжетов.
- Ну, хорошо, - Пес  потянулся, почесал за ухом и  сел,  обвив  лапы  лысым хвостом.
- Сегодня свободны проходы  к Диснею,  в Шахты,  на  Остров Саламандр,  в мир Воздушных Змеев. А также, доступны Ад Данте,  Оранжереи царицы Савской, Голубая Лагуна  - перечислял  он  методично, закатив глаза к небу. Словно там,  между  сияющих  вечерних звезд,  были  прописаны   пути.

-  Белого мира  без  статичных законов нет? – спросил я уныло.  Все вышеперечисленное  совершенно не  подходило  для   рывка  вперед.
Ад  напоминал  бордель,  Саламандры  сожгли мне всю растительность на голове,  мир Воздушных змеев  не имел  твердой земной поверхности, а меня мутило от качки.
Из  похода  по  Мультяхе  я  притащил домой  Крыса, который наотрез отказывался теперь покидать мой карман и тырил  всю еду в пределах досягаемости.
Подозреваю, что  его  притянула  моя Свирель, которую я  таскаю с собой  всегда. Для альтернативного выхода  из  чужой реальности.
В Шахтах, впрочем, было  забавно. Местные  Гномы умели выращивать какой-то легкий наркотик, абсолютно без вредных последствий  для нервной системы. Употребление  его  давало иллюзию  всемогущества. Кому иллюзию, а кому и  реальную власть. Демиургам, привычным к пластичности миров,  требовалась  определенная осторожность.
Когда  после  маленькой голубой таблетки  я обрушил  им штольню с  галереей предков на сто коленей  вглубь,  Совет гномов  запросил моей  срочной депортации.

- Есть  тут один  любопытный мирок, - бормочет вдруг Бультерьер, принюхиваясь. – Очень, очень нестабильный вход.  Если застрянешь – не вытащу.
- Что за мир? – оживился я.
- Человеческий.
- Нет, - отрезал я. – Ни за что.  Я не хочу завязнуть в  сознании  сумасшедшего.  Знавал я  одного Сказочника, который  не смог выбраться   из  шизофреника.  Так  и тусовался  в нем,   споря с его  личностью, пытался  вылечить. Да только сам сошел с ума.
-  Ты хотел  странного, - пожимает  плечами  Пес.  Он начинает вдруг увеличиваться в размерах,  горбатую  голову  охватывает  шипастый ошейник-шлем,  по хребту  выстреливают, вздыбливая   короткую шерсть,  острые костяные  иглы,   хвост  удлиняется и увенчивается   пучком лезвий. Смотритель запрокидывает голову  и воет  на звезды, протяжно и страшно.
В  землю у моих ног  упирается   ослепительно-яркий конус телепорта-факса.  Поднимаю  взгляд, чтобы  увидеть  источник  света.
- Подпиши договор, - рычит  чудовище, бывшее  Смотрителем. –  Этот человек нужен нам, он силен.  Пусть станет  Смотрителем.

- Чтоб тебя, - бормочу я и   протягиваю руку в конус  входа, проклиная себя  за  эту  поездку, клан Смотрителей  и всех  Демиургов, вместе взятых.  Мы свободны, как создатели реальности. И вместе с тем, мы  - заложники  законов  реальности, которую создаем. Или… Которая создает нас?
Запястье  полоснуло острой резкой болью.  Конус  вспыхнул перед моими глазами и померк. Последнее, что я увидел –  белая  глыба  Смотрителя, превращающегося  в  хрустальную  огромную скульптуру.


- Артем, у нас завелись крысы,  -  испуганный   голос в темноте.  – Огромная  пятнистая скотина  пробежала сейчас по подоконнику. Там в тарелке  лежало яблоко.  Она схватила его и утащила.
- Что ты болтаешь?
 Я  с трудом  оторвал голову от подушки. Казалось,  только уснул.  Перемыл посуду,  накормил  мелкого  и маму,   поставил  ей уколы,  протер   и смазал  пролежни.
-  Вон она!
-  Спи, а?  Мне завтра  рано  в школу, блин. И тебя еще в сад  тащить.
- Ну,  включи свет, мне страшно.

Да господи ты, боже мой.
Я встал и щелкнул выключателем. В комнате – никого, кроме  меня и  Сашки. На кухне тихо играла музыка.
-Ты что, оставил  там включенным  телевизор?
- Нет. Артем, я боюсь, - мелкий  уже  был рядом. Прижался к моей  ноге  и дрожал всем телом.
-  Ляг в мою постель и накройся одеялом, - велел я  брату  и  пошлепал  на кухню.

Какая странная мелодия. Она  поднимает волоски на коже. Мне  хочется   идти на эту музыку, как  за  лучом света  в темном  подвале.
В ней – лунная пыль,  прикосновения  ласковых мягких пальцев  к затылку,  запахи  летних  трав и  стрекот сверчков.
По пути заглянул в  спальню мамы, поправил  ей  одеяло. Она  спала, ровное и глубокое дыхание вздымало  впалую грудь.
Подействовали  уколы? Странно. Последнее время   она почти не могла спать.
Бывало, я вызывал скорую  трижды за ночь. Приезжающие врачи  смотрели на  меня  странно и темно.  Бормотали, чтобы  я   звонил  сразу же,  не ждал  усиления  приступа. Что они приедут моментально, по первому  же  зову.
- Крепись, парень. Крепись.
Я рассказывал ей до утра сказки.  Глупые, ни о чем. Про  облако, которое  было  кошкой. Про  тараканов,  живущих  в  хранилище  ветхих денежных купюр и воюющих за мировое господство.  Про  врачей, которые  умеют лечить  болезни  деревьев и  рек. Про  свет, который захотел стать темнотой, потому что ему надоело  светить.
Она говорила, что мои сказки  прогоняют  боль.

Черт! Из-под моих ног  по темному коридору  метнулась  тень. Я вздрогнул и  ударил кулаком  по  щитку с  выключателями, заливая  коридор и кухню  ярким светом.
Посредине  обеденного стола  сидела  пятнистая  крыса, уплетая   булочку с сыром.
- Ты что тут делаешь? – в  растерянности спросил я, словно  грызун  мог мне ответить.
- Он  вечно голодный,  - ответил мне мягко  незнакомый  голос. – Пусть Крыс  поест перед долгой дорогой.
На подоконнике сидел,  поджав ноги под себя,  седой мужчина. В руках он держал костяную свирель,  покрытую  мелкой изящной резьбой.
Пока  я  в изумлении разглядывал   гостя,   Крыс  дожевал булочку и оглядывался в поисках  пищи.
Мужчина щелкнул пальцами и нежно присвистнул. Крыс   поднял уши,  поводил розовым носом.  Встал на задние лапы, комично  умываясь.
- Артем, с кем ты тут говоришь? – в кухню  заглянула любопытная мордаха  младшего брата.  – Сам с собой?
Я  обернулся. Мужчина никуда не исчез. Продолжал сидеть, прислонившись спиной к  оконному стеклу и печально разглядывал  Сашку. Кажется,   гостя никто не видел, кроме меня.
Потом он поднял  свирель к губам.


- Кто ты такой?  Что ты играешь?
- Твою сказку, мальчик.
- Она будет с хорошим концом?
Мне вдруг отчаянно  захотелось поверить  в  сказку,  которую можно сыграть и так, и  этак.
- Она  будет такой, какой ты захочешь.

Музыка оплетала меня   шелковой сетью. Очаровывала, завораживала,  притягивала.   Лампы под потолком  замигали и  медленно начали гаснуть, одна за другой.  Теперь  кухню освещал  только  свет  уличных  фонарей.  В нем  растворялись  предметы окружающей остановки,  таяли, словно  сахар в горячем чае.
Вот поплыли   стены,  навесной  потолок.  На меня опускались  звезды,  кружевным  хрустальным хороводом.  А через  это мельтешение  меня  разглядывали   чьи-то глаза,   древние  и   равнодушно-мудрые. Существо, размером с планету,   видело меня насквозь,  до  самой  последней  кровяной клетки.
Оно задавало мне вопрос, которого я не понимал. Предлагало  взять  что-то важное… Шагнуть  туда, куда   мне хотелось  уйти навсегда.
- Артем!  Не уходи!  - отчаянно  закричал  мелкий. -  Мы с мамой умрем без тебя!
Музыка свирели  захлебнулась   на  середине  трели,  зачастила, сбиваясь, заплакала   по-человечьи.
Хрустальное существо  рявкнуло  негодующе и рассыпалось  тысячей  ледяных  осколков.


Я едва успел выскочить  из  схлопнувшегося портала.
Смотритель Перекрестка  сидел, сгорбившись,   перед   мечущимся на ветру  пламенем  костра.
- Он  все равно  придет к нам, рано или поздно, - глухо пробормотал он, не оборачиваясь. – Это вопрос времени.
Я  дипломатично промолчал. В данном случае  это было мудро.
К тому же, я уже знал,  какую реальность  создам в следующей сказке.


Утренняя овсяная  каша была слишком  жидкой и сладкой, но  все  ели ее  с удовольствем. Даже мама,  которая  никогда  не любила  овсянку. Она смогла  сегодня сесть, оперевшись на подушки, а  мелкий  притих у нее под боком, посапывая.
- Артем, а  крыса? – вдруг встрепенулся он, вытаращив глаза.
- Какая еще крыса? – невозмутимо  спросил я.
Мама  переводила  взгляд с меня на  Сашку.
- Это я ему  на ночь  ужастик рассказывал, – сообщил я ей.
- Ну-ка, ну-ка?  - заинтересовалась она.
- Одна крыса  очень любила сыр… - начал я.


Мы с Сашкой  решили не ходить в  школу и  садик.
Во-первых, мы проспали. Во-вторых,  один  день прогула  в  школе мне простят.
В-третьих… я нашел под подушкой свирель. Костяную, с мелкой  изящной насечкой. Она просилась  в  руки, как  маленький   бездомный щенок.
Я знал,  что  она запоет в моих руках не  хуже, чем  у  седого  ночного гостя.

Comments

( 41 comments — Leave a comment )
rockerface
Jan. 31st, 2014 05:06 am (UTC)
будет цикл или это отдельный рассказ?
pinkdor
Jan. 31st, 2014 05:08 am (UTC)
Морковный в предыдущем посте толкает на участие в каком то конкурсе сказок.
Это туда.
Отдельный опус. Но мои все опусы легко развернуть в цикл
(no subject) - rockerface - Jan. 31st, 2014 05:10 am (UTC) - Expand
grrb
Jan. 31st, 2014 05:15 am (UTC)
Здорово...
pinkdor
Jan. 31st, 2014 05:26 am (UTC)
О. Понравилось?
Хорошо.
Отправлю тогда в конкурс)
Правда сыро не вычитано.
Но мне уже некогда (
(no subject) - grrb - Jan. 31st, 2014 05:44 am (UTC) - Expand
(no subject) - pinkdor - Jan. 31st, 2014 06:58 am (UTC) - Expand
morkoy
Jan. 31st, 2014 05:29 am (UTC)
Отлично, отлично!!!
Ссылку отправила, а то я сейчас пойду ведь проверю.
pinkdor
Jan. 31st, 2014 05:30 am (UTC)
Неа. Не отправила
(no subject) - morkoy - Jan. 31st, 2014 05:32 am (UTC) - Expand
- pinkdor - Jan. 31st, 2014 05:40 am (UTC) - Expand
(no subject) - morkoy - Jan. 31st, 2014 05:42 am (UTC) - Expand
(no subject) - pinkdor - Jan. 31st, 2014 05:56 am (UTC) - Expand
(no subject) - morkoy - Jan. 31st, 2014 06:02 am (UTC) - Expand
(no subject) - pinkdor - Jan. 31st, 2014 06:56 am (UTC) - Expand
(no subject) - morkoy - Jan. 31st, 2014 07:21 am (UTC) - Expand
adelaida_bora
Jan. 31st, 2014 05:43 am (UTC)
интересная сказочка...
из жизни подсмотренная
pinkdor
Jan. 31st, 2014 06:55 am (UTC)
Возможно)
kurgypster
Jan. 31st, 2014 05:55 am (UTC)
понаразводят в доме
pinkdor
Jan. 31st, 2014 06:47 am (UTC)
У меня ушли мыши(
(no subject) - kurgypster - Jan. 31st, 2014 07:27 am (UTC) - Expand
shadrapa
Jan. 31st, 2014 06:31 am (UTC)
А где краткое содержание (мораль, выводы) для ленивых кретинов?
pinkdor
Jan. 31st, 2014 06:54 am (UTC)
Мне запретили препарировать собственные рассказы.
К тому же, те для кого я пишу - умные трудяги. И ты

ой - shadrapa - Jan. 31st, 2014 06:56 am (UTC) - Expand
Re: ой - pinkdor - Jan. 31st, 2014 06:57 am (UTC) - Expand
Re: ой - shadrapa - Jan. 31st, 2014 07:22 am (UTC) - Expand
Re: ой - pinkdor - Jan. 31st, 2014 09:19 am (UTC) - Expand
Re: ой - shadrapa - Jan. 31st, 2014 10:13 am (UTC) - Expand
moltshun
Jan. 31st, 2014 07:48 am (UTC)
Эх, хорошо!:)
pinkdor
Jan. 31st, 2014 09:18 am (UTC)
Люблю хорошие концы
(no subject) - moltshun - Jan. 31st, 2014 09:32 am (UTC) - Expand
doktor_bolzen
Jan. 31st, 2014 08:27 am (UTC)
уколы не подействовали
pinkdor
Jan. 31st, 2014 09:17 am (UTC)
Нет
adelaida_bora
Jan. 31st, 2014 10:39 pm (UTC)
повторение - мать...
его притянула моя Свирель, которую я таскаю собой всегда. Для альтернативного выхода из чужой реальности.
клан Смотрителей и всех Демиургов, вместе взятых. Мы свободны, как создатели реальности. И вместе с тем, мы - заложники законов реальности, которую создаем. Или… Которая создает нас?
А через это мельтешение меня разглядывали чьи-то глаза, древние и равнодушно-мудрые. Существо, размером с планету, видело меня насквозь, до самой последней кровяной клетки.
я нашел под подушкой свирель. Костяную, с мелкой изящной насечкой. Она просилась в руки, как маленький бездомный щенок.
Я знал, что она заиграет в моих руках не хуже, чем у седого ночного гостя...
вот к чему приводит общение с грызунами...особенно понравилось деление духа...
pinkdor
Jan. 31st, 2014 11:27 pm (UTC)
Re: повторение - мать...
Обиделись мои грызуны. Ушли.
За другой свирель ю
Re: повторение - мать... - adelaida_bora - Jan. 31st, 2014 11:32 pm (UTC) - Expand
vladgranovsky
Feb. 6th, 2014 07:35 am (UTC)
Снимаю шляпу и низко кланяюсь. Блин, ну как обозвать такое произведение, чтоб не опошлить? Здорово, замечательно, талантливо - все не то. Просто чудесно. Спасибо.
pinkdor
Feb. 6th, 2014 07:47 am (UTC)
Это в тебе внутри нв мои буквы откликается то самое, что во мне на твои.
(no subject) - vladgranovsky - Feb. 6th, 2014 08:09 am (UTC) - Expand
zlex07
Aug. 9th, 2014 10:57 pm (UTC)
Эх, красота-красотища!..
( 41 comments — Leave a comment )

Profile

я
pinkdor
И животноводство!

Latest Month

March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow