Categories:

Последний шанс

Возьми себе в пример героя, следуй за ним, догони его, обгони, слава тебе (с)

Жить стоит ради того, за что стоит умереть (с) 


В приемной соул-архитектора всегда душно: души роятся и парят в воздухе, как назойливые мотыльки вокруг яркой лампы. Секретарши, количеством шестеро, умело сортируют призраков по длительности земного заключения, видам посмертных притязаний и еще сотне определяющих факторов, понятных только им.

Здесь тусуются души, которым нужно позарез вернуться в земное тело. Души, которым нужно отомстить своим убийцам и души, которые не выполнили свое предназначение. Души, которые не хотят забыть своих любимых и души, которые желают завершить начатое. Те, кто может доказать важность своих миссий, получают второй шанс.

А некоторые даже третий, пятый и девятый. Секретарши дают пропуска только до шестого круга.

Но особенно настырные просители могут вернуться на землю с визой самого Архитектора.

Он никогда не ошибается.


- Солнышко, я снова вижу тебя!

Секретарша по имени Гидра неодобрительно покачала средней головой, разглядывая мужчину без ног. Он висел перед ее столом на подносе для бумаг, имитируя греблю в лодке. Вместо весел призрак использовал свои же отрубленные конечности.

- Хуан, в третий раз тебе говорю – остановись! Родись собакой президента или дочерью нефтяного магната. Посмотри, твоя милосердная карма предоставляет тебе десяток вариантов судьбы. Но ты все возвращаешься в исходную точку, чтобы повторять одну и ту же ошибку. Хватит. 

- В прошлый раз мне отрубили всего лишь голову, ха!

- А в позапрошлый кастрировали, вырвали язык и залили в разрезанный живот кипящий металл. Только за упертость ты получаешь повторные шансы.

- Мне не хватало всего пары месяцев, чтобы она запустилась!

- Хуан, никаких пространственных и временных порталов в пятнадцатом веке! – и секретарша шлепнула по отрубленной конечности световым лучом, выжигая пропуск в жизнь.

- Нет, только не это! – взвизгнул несчастный изобретатель машины времени, но его уже захватил силовой поток, увлекая в открытый портал. Цифры в окне портала замигали, определяя точку выброса души в реальность. 

- Двадцать первый век? – перемигнулась с Гидрой другая секретарша, Хайра.

-- Собака президента, - твердо ответила она. – Пусть отдохнет. Гавкать на сильных мира сего и получать за это вкусняшки – что может быть приятней?

- Мне нужно вернуться к нему, пожалуйста. Он еще такой маленький, - умоляла за соседней стойкой молодая мать, умершая при родах.

- Ваш сын вырастет в приемной семье и проживет долгую достойную жизнь, - деловито отвечала ей сортировщица, закрывая пропуск в следующую жизнь.

Призрак вздыхал и таял, превращаясь в энергию, из которой лепится вся вселенная.

- Я должен остановить его. Он убил мою семью и не остановится на этом, - доказывал молодой мужчина секретарше Мойре. 

- Он стоит через два потока от вас, - улыбалась Мойра, указывая просящему за спину. – Погиб в автокатастрофе, будучи в стельку пьян. Хотите воткнуть ему в сердце осиновый кол прямо сейчас?

Мужчина сначала растерянно озирался, но вдруг вспыхнул как факел, увидев своего обидчика. Души, стоявшие в очереди, шарахнулись в стороны, освобождая дорогу.

- Я уничтожу тебя!

Убийца, попавший в пропускной пункт безжалостной Химеры, не ожидал нападения в этом царстве каталога и регламента. Его прижизненная жертва прыгнула сверху, обхватив руками и ногами. Белый огонь праведной ярости охватил сплетенные фигуры и перекинулся на соседние столы. 

- Прекратите это безобразие! – оскалила львиную пасть секретарша. До скандалов в агентстве доходило редко. Но метко.

- Что тут у вас происходит?!

Распахнулась дверь, ведущая в святая святых – логово Архитектора. Он предстал на пороге в одном из обличий – огромный бык с крыльями и позолоченными копытами.

Сверкнула молния, и Архитектор изменил образ на человеческий, забыв только про копыта. Тяжело цокая по граниту, он подошел к потухшему костру. Убийца превратился в кучку серого пепла, но мститель остался цел и невредим.

Секретарши и призраки потупили взгляды, а Мойра, явно наслаждавшаяся действом, ткнула острым когтем в поле битвы.

- Суд свершился с опережением графика, архонт. 

Гидра закатила глаза сразу на всех головах, что значило «ох уж эта юмористка Мойра».

- Стало легче? – Архитектор приподнял своей властью душу мстителя над столом.

- Нет, - прошептала душа.

- На Землю, три цикла животных, цикл растения, - распорядился Архитектор и досадливо поморщился, тряхнув копытом. Еще движение - и копыта трансформировались в щупальца.

- Будешь крокодилом, потом свиньей, потом червем, - решила Химера.

- Впиши ему в спецификацию коноплю, - хихикнула Мойра. – Пусть знает, как тяжела жизнь безногого и безголосого растения.

Архитектор уже повернулся, чтобы вернуться в свой кабинет, но внезапно увидел в очереди нечто, заставившее его замереть. Его ноздри расширились, он застыл в изумлении.

- Снова ты?

Вся очередь пришла в движение, чтобы понять, кого манит к себе властелин реинкарнации. 

- Тебе придется постараться, чтобы убедить дать тебе девятый шанс.

Душа, укрытая с ног до головы плащом с капюшоном, проплыла за Архитектором, повинуясь его жесту.

Дверь захлопнулась с громким лязгом. Секретарши переглянулись и снова принялись за работу.


Восемь циклов назад

Толпа на площади плескалась и шумела, как море в шторм. На деревянном помосте, сколоченном из прогнивших досок, стояли женщина в лохмотьях и монах, который торопливо читал ей последнюю молитву.

- Покайся, сестра, и покойся с миром, - монах отступил на шаг от приговоренной к казни.

- В чем?

Женщина подняла голову. Глаза горели безумием.

- Я всего лишь лечила их. 

- Тебе помогал дьявол, ведьма! - священник мелко крестился. Потом отвернулся и начал спускаться по ступеням.

Толпа взревела, когда палач приступил к экзекуции, отрубая ведьме руки.


Пять циклов назад.

- Вам бы поспать, док. Третьи сутки пошли. Хотя бы часа четыре.

- Да-да. Последний шов… Кто там кричит за стенкой, Настя?

- Я посмотрю, но вы, пожалуйста, отдохните. Вы последний врач, Николай Павлович. Что мы будем делать без вас? Нет даже фельдшера…

- Ничего, ничего, девочка. Мы еще повоюем.

Врач Николай Глаголев был осужден на пятнадцать лет лагерей за враждебную деятельность в качестве «подсадной утки» в подпольном госпитале – лечению немецких солдат, а также вербовке советских воинов и отправке их после выздоровления в диверсионные немецкие школы. Реабилитирован посмертно.


Три цикла назад.

В темной дворовой арке подростки избивали мужчину. Он лежал на земле и уже не вздрагивал, когда нога в тяжелом армейском ботинке прилетала в голову. Ххак. Ххак. 

- Вы что творите, сволочи! – проезжающий мимо дома мужчина выскочил из автомобиля и бросился в арку, чтобы помочь.

- Тебе, дядя, тоже надо?

У одного из них в руке появился нож. 

Водитель чуть отступил, потом резким махом ноги выбил у нападавшего оружие, а следующим ударом уложил малолетнего бандита на землю.

Не ожидавшие отпора «детки» рванули в темноту двора, а защитник присел рядом с потерявшей сознание жертвой, проверяя пульс. 

Приехавший наряд полиции забрал с собой водителя. Жертву и получившего удар малолетку увезла «скорая». В больнице пострадавший скончался, а четырнадцатилетний подросток дал полицейским показания, что на него напал взрослый дядя с ножом. Когда за него вступился другой человек, «дядя» забил его до полусмерти.

Защитнику дали десять лет колонии, в которой он умер через шесть месяцев от сердечного приступа, не дождавшись ответа на апелляцию.


Цикл назад

- Сегодня мы прощаемся с нашим братом и соратником, с которым работали плечо к плечу на протяжении последних десяти лет. 

Моросил мелкий дождь, тучи нависали низко над кладбищем и небольшой кучкой людей, стоявших под зонтами у вырытой могилы.

- Он откликался по первому зову, всегда спешил на помощь тем, кому она была нужна. Ему до сих пор звонят люди, которых он спас, со словами благодарности. Виктор был лучшим нашим волонтером – психологом, врачом и другом для сотен людей. Не хочется верить, что…

Голос женщины дрогнул, она закрыла рот платком. У слушателей в глазах стояли слезы.

- Он слишком верил людям. И забыл про осторожность. 

Дальше говорили другие. Последним был молодой парень, почти подросток.

- Виктор, ты дал мне надежду. Я погибал в наркоте, забыв про реальность, и давно должен был лежать на этом кладбище. Но ты протянул мне руку… И научил меня любить жизнь.

Дождь все усиливался, туман подползал к ограде.

Комья земли зашуршали о крышку гроба. Потом в могилу упали цветы и ленты.


Последний цикл.

Я видел сегодня странный сон. Огромный бык с золотыми рогами, на кончиках которых плясала электрическая дуга, вошел в мою лабораторию. 

Он разглядывал клетки с подопытными животными, а потом одним ударом головы разметал их. Дверцы открылись, и мои крысы, обезьяны, морские свинки и собаки бросились врассыпную.

Я хотел крикнуть «стойте, вы несете в мир смерть!», но… Я промолчал. Мне кажется, что я знал, кто пришел в мою лабораторию сегодня ночью.

И что он хотел мне сказать.

Щелкнула дверца автоклава, почти одновременно со свистком кофеварки. 

Я рассеянно проглядывал распечатку с результатами последних экспериментов. Да, это наконец то, что я искал. Безукоризненное, чистое, идеальное средство. Лекарство от наших болезней.

Я сам принесу его в наш мир.


- Вы сегодня закончили раньше?

Охранник на пульте проходной привычно проверил сканером мою одежду и сумку. Я поднял руки, поворачиваясь вокруг оси, выложил из карманов телефон и документы.

- Идентификатор? – он протягивал мне анализатор с тонкой иглой.

Я послушно протянул руку. Мое лекарство, спящее в крови, не даст ему ровным счетов никаких сведений. Оно начнет работать только после того, как я приму таблетку катализатора, запускающего цепную реакцию. Превращающую меня в живую бомбу с агрессивным вирусом.

Если я не приму таблетку, лекарство рассосется, распадется на глупые атомы. Но у меня есть двадцать четыре часа, чтобы решить, как будет жить человечество дальше. Если будет жить вообще.

- Архитектор? – я стоял на ступеньках, ведущих на поверхность из нашего научного центра-бункера. Там, наверху, начинался дождь, слышались раскаты грома.

- Ты слышишь меня? Я знаю, что слышишь. Ты не можешь ответить всем, кому давал шанс. Но все-таки?

Открылась дверь - датчики сверили мою биометрию с базой. Я вышел на свободу, вдохнув влажный воздух. Такси мне сегодня не понадобится, пойду пешком. 

- Я хочу запустить перезагрузку. Обнулить процесс, сбросить все записанные этапы игры. Может быть, в следующий раз жизнь пойдет другой дорогой. Не такой грязной.

Темную простынь неба расчертила яркая молния, потом пришел звук, с небольшим опозданием.

Я усмехнулся.

- Это «да» или «нет»? Кстати, там у тебя в приемной готовятся к грядущему столпотворению? И почему у меня не стерта память о последнем посещении твоего… бюро?

Я шагал прямо по лужам, стараясь попасть точно в середину, как когда-то в детстве. Луна весело подмигивала мне из каждой, расплываясь потом в желтые брызги. А потом из отражений выглянул сам Архитектор.

Он усмехнулся и погрозил мне пальцем, как отец. Мол, не шали, сопляк. Твоя самодеятельность не изменит ничего в мироздании, ровным счетом.

Ну что же… Я все-таки попробую.


Нигде.

- Здравствуйте, девочки. Химера, у меня есть для тебя подарок – колокольчик для львиного хвоста.

Сортировщица рыкнула, что означало степень крайнего удивления.

- Как ты умудрился пронести материальную вещь сюда?

- Я его проглотил перед смертью. 

- Очень смешно. Иди, тебя уже ждут, горе-экспериментатор.

Дверь в покои Архитектора была чуть приоткрыта, из щели лился розовый свет. Я осторожно шел знакомым путем – мимо стен с книжными стеллажами. Конечно, это были не книги, а, возможно, переписанные судьбы или человеческие жизни, но мой мозг воспринимал эти полки именно так. 

Я ожидал увидеть распорядителя перерождением за письменным столом, но он принимал ванну. Да, именно так. Архитектор в обличье огромной рептилии лежал, развалившись, в мраморном бассейне – золотом с черными прожилками. Над водой курился пар, в котором вращался огромный голубой шар. Когда я подошел поближе, то понял, что это наша планета.

- Зачем ты это сделал? – его голос был насмешлив. – Я не планировал Армагеддон. 

- У меня встречный вопрос.

Он лениво пошевелил хвостом, подкручивая вращение глобуса и наклонил узкую хищную голову, показывая внимание.

- Зачем вы нас разводите? Зачем все это? Эволюция, движение, прогресс, рождение-смерть? Все это не имеет никакого смысла. 

- Поэтому ты вынес в мир убийственный вирус, который должен убить все население Земли?

- По моим расчетам, к вирусу будет невосприимчиво около двух процентов людей. Этого достаточно, чтобы запустить перезагрузку.

- И ты считаешь, что у потомства этих двух процентов будут иные желания и цели? Что они будут умнее, добрее, милосерднее? Или ты рассчитываешь вернуться через пару сотен тысяч лет, чтобы поглядеть на результаты своих трудов? Хочу напомнить, что ты завершил свой последний цикл и возвращаешься в общее энергетическое поле.

Он задавал вопросы, которые я сам себе задавал на протяжении последних лет. И не находил на них ответа.

Тело Архитектора наливалось изнутри сиянием, вода вскипала и превращалась в пар.

- Я хотел попробовать, всего лишь. Разве у вас получалось лучше, чем у меня?

Архитектор расхохотался, поднимаясь из бассейна, он трансформировался в человека, и висел сейчас, раскинув руки, словно Иисус, распятый на невидимом кресте.

- Ты слишком много на себя берешь, - рявкнул он, шагая ко мне по воздуху. Глобус послушно плыл за ним, словно привязанный воздушный шарик. – К тому же, ты не умер, поскольку перепутал таблетку-активатор с обычным снотворным. 

Архитектор прикоснулся к моему лбу указательным пальцем, и я потерял сознание.

Сейчас.

Я очнулся в маленькой узкой комнатке с зашторенными окнами. Голова налита расплавленным металлом, во рту – сухая горечь, от которой горит язык. Я жив, хотя это невозможно. 

С кровати получилось встать только с третьей попытки – тело не слушалось приказов мозга, ноги словно налились свинцом. Держась за стенку, я проковылял к входной двери и распахнул ее.

Не знаю, что я ожидал увидеть. Свою бывшую лабораторию? Квартиру в одной из своих прошлых жизней?

Я оказался в больнице. Коридор был совершенно пуст, если не считать нагроможденных вдоль стен каталок.

До выхода на улицу я добирался почти два часа. Проснувшийся мозг начал отмечать первые странные детали - полное отсутствие врачей и пациентов, неработающий лифт, разбросанные по полу медицинские карты и одежду. Людей долго искать не пришлось, на первый труп я наткнулся, спускаясь по запасной лестнице. Молодая девушка лежала лицом вверх, вцепившись руками в собственное горло, словно задохнулась от недостатка воздуха. Кожа была покрыта черными пятнами, тело уже начало распухать.

С уличной дверью сражаться не пришлось: стеклянное полотно было разбито вдребезги. Я перешагнул осколки и наконец вышел на свежий воздух.

В моем прошлом царил поздний апрель, а здесь стояло лето. Пахнущее травой, дорожной пылью и недавним дождем. Я узнал эту реальность – это был город последней жизни. 

Архитектор вернул меня туда, откуда я сбежал, самым нахальным образом нарушив собственные законы реинкарнации. Наверняка лежит в бассейне, посмеиваясь над глупым борцом с эволюцией. Ну что, господин экспериментатор, будешь искать противоядие или наслаждаться заслуженным одиночеством? Есть еще вариант самоубийства.

А вот хрен! Не дождешься!

Я задрал голову к небу в бессильной злости. Ау, два процента выживших, где вы? Мы будем начинать все заново.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.